Кладбище в телефоне: бизнес на цифровых надгробиях

Десять лет назад, когда Гленн Тусманн (Glenn Toothman) рассказал об идее наносить штрих-коды на могильные плиты, похоронная индустрия его не поняла. Слишком неестественной казалась идея интерактивного кладбища. «В этом бизнесе ничего не случается быстро», — сказал Тусманн. После долгих лет ожидания технический прогресс наконец-то позволил ему воплотить свою идею «возрождения», и он основал компанию Memory Medallion.

Гленн Тусманн (Glenn Toothman)
Гленн Тусманн (Glenn Toothman)

История Memory Medallion начинается прекрасным воскресным вечером в 1999 году, когда к Тусману, окружному прокурору Грин Каунти, приехал его отец, судья на пенсии. «Я провел целый день на кладбищах, — сказал бывший судья своему сыну, — и мне отвратительна мысль, что вся моя жизнь будет заключена в знаке «тире» между датами рождения и смерти на могильном камне».

«Ты всегда решал проблемы в нашей семье, — добавил он, — и тебе стоит подумать над тем, как лучше почтить память усопших».

Тусман всегда был этаким «разочарованным электронщиком-инженером», и он знал, что решение будет связано с технологиями. Заменить «тире» на высокотехнологичную точку перед расширением домена, чтобы можно было получить прямой доступ с сотовых телефонов на сайты и к видеороликам об умерших. Стандартный комплект, предлагаемый Memory Medallion, стоит $225 и включает в себя медальон со штрихкодом для надгробного камня, сайт для восьми фотографий, историю на 1000 слов и отпечатанную биографию. Члены семьи также могут записывать видео об умерших, которое будет воспроизводиться на смартфонах, отсканировавших штрих-код (он называется QR-код). Компания RosettaStone использует для схожих целей другую технологию с радиочастотным RFID-чипом.

QR-коды стали востребованным инструментом в руках рекламодателей, которые надеялись заполучить молодых покупателей. Японские компании первыми оценили новый тренд и стали внедрять медальоны в надгробия. Тусман говорит, что совет директоров его компании не любит распространяться о том, что он сейчас расскажет, но правда есть правда: решение пришло к нему во сне. По его словам, он увидел себя идущим по кладбищу Грин Маунт, держащим в руках устройство, которым он прикасался к могильным камням, и видел при этом фото своей семьи. Первый работающий прототип он изготовил примерно через 30 дней после первых попыток его создания у себя в подвале. Его жена в этот день найдет своего мужа спящим в костюме, который он носил накануне весь день в суде. В 2001 году компания подала заявку на спонсорство в некоммерческую венчурную фирму Innovation Works, которая спонсирует стартапы. Тусман получит кредит в размере $300 тыс.

Рынок смартфонов был находкой для Memory Medallion. Раньше людям требовалось нести ноутбук к могиле и скачивать информацию по USB-кабелю. Сопроводительные ссылки на сайте ведут на генеалогические ресурсы онлайн и на другие, которые можно задавать самостоятельно, например, на личную страницу в Facebook. Недавно была введена четвертая ссылка, доступная для корпоративных спонсоров. Сертифицированный специалист по генеалогии, Кэндис Бьюкенен (Candice Buchanan), делает страницы для семей.

Компания создает продукты как для публичных мемориалов, например, жертв 11 сентября, так и для посетителей исторических туров, которые проходят через кладбища. В первый год Memory Medallion продала около 50 комплектов. В последний год их было около 5000, и Тусман ожидает рост бизнеса приблизительно на 200% в ближайшие годы. Его штат из семи сотрудников также вырастет, предполагает он.

Тусман ушел в отставку в 2001 году и сосредоточился на Memory Medallion. В 2011 он ожидает получить больше денег на новой работе, чем было на старой. Офис компании располагается в окруженном виноградниками старом доме в викторианском стиле, с башней и балконом над крыльцом. Клиенты приезжают как из близлежащих районов, так и издалека.

Мэрилин Кэрр (Marilyn Kerr) из Вайнесбурга уже имеет более шести медальонов для ближайших родственников, но первый медальон был для троюродной сестры, у которой не было детей или других родных. «Никто бы не узнал о ней без этой штуки, — говорит она. — А это то, что живет очень долго. Я хочу, чтобы мои дети чувствовали более тесную связь с ней».

Тусман говорит о своем проекте не финансовым языком, а евангельским, рассматривая его как возможность помочь депрессивному обществу экономически, а своим близким — духовно. И топ-менеджеры отрасли говорят, что их скептицизм заметно уменьшился за последние годы.

Дэйв Бишоп (Dave Bishop), исполнительный вице-президент по продажам, говорит, что количество клиентов, которые покупают медальоны заблаговременно, для себя, сравнимо с теми, кто приобретает их для почивших родственников. Он говорит, что его компания работает не ради прибыли. Он продает медальоны просто потому, что верит в них. «Кладбища воплощают в себе наши чувства наследия, — говорит он — пока все идет очень аккуратно, но мы должны быть уверены, что так и будет дальше».

Перед смертью своего отца в 2001 году, Тусман успел показать ему свой первый медальон памяти. «Тогда он сказал, что наконец-то у него есть причина покупки собственного компьютера», — добавил он. // ruformator.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*